О хаосе в мире и порядке в уме
Где нет числа и меры, там хаос и химеры
Фото: Виктория Сухомлинова

В мире все течёт, все меняется. Но мы не можем мыслить движения, не остановив его. Статика человеческой мысли — и есть истина, которой не найти в изменчивости реальных объектов и явлений.

Гносеология — это теория познания, раздел философии, который отвечает на вопросы о возможности познания вселенной человеческим разумом, о том, как отличить истинное от ложного, как соотносятся реальные вещи и наши представления о них. Очень интересную гносеологию можно найти у пифагорейца Филолая, жившего примерно в V веке до нашей эры.
Для наглядности описания Филолай вводит два мифологизированных понятия — надлунный мир Космос (нематериальный мир, доступный человеческому разуму) и подлунный мир Уран (действительная реальность, доступная органам чувств).

«Первый мир — мир порядка и чистоты. Относительно него возможна мудрость. Второй мир — мир беспорядочно возникающих и меняющихся вещей. Относительно него возможна лишь добродетель. В Космосе господствует предел. В Уране — беспредельное. Но и там есть предел. Гносеология Филолая онтологична: истина присуща самим вещам в той мере, в какой беспредельное организовано пределом, материя — числами. Филолай мог бы сказать: Где нет числа и меры, там хаос и химеры». (А.Н. Чанышев)

Согласно теории познания, выдвинутой Филолаем, человек может ознакомиться с предметом и усвоить его суть лишь при условии, что придётся этот предмет ограничить, задать рамки, изначально ему не свойственные. Все предметы находятся в постоянном становлении и изменении, а процесс познания требует статики. Взять хотя бы употребленное мной выше понятие «человек». Это искусственное обозначение, чистая абстракция. Не существует человека «вообще». Есть мужчины и женщины, дети, молодые и пожилые, люди различаются по цвету кожи, волос, глаз, по телосложению, наконец, по поведению. Произведя единицу анализа «человек», наш разум задал пределы реальному «человеку» и так же искусственно остановил его развитие во времени, вычленил субстантивную составляющую всех людей и отбросил все «внешние» различия. Чтобы дальше оперировать этим понятием, не отвлекаясь на хаотичное возникновение и изменение. Интересно, что именно эта мысль стала отправной и в учении Платона, с его разделением на непостоянную материю и вечные Идеи, которые разум способен и должен осваивать, если хочет достичь истины.

Филолай утверждает, что именно абстракция залог приближения к истине. Материю «подлунного» хаоса мы воспринимаем органами чувств, но у чувств есть пороги, они могут и не воспринять то, что в действительности имеется, значит, показания чувств неполны и не помогут нам в поиске истины. Истина не в сумбурной материи, а в способности мозга её структурировать. Истина существует лишь внутри нашего разума, но никак не отдельно от наших мыслей.
При этом это вовсе не значит, что мы пришли к полному релятивизму, то есть к тому, что все в мире относительно и непознаваемо, а его истины субъективны. При построении абстракций и стабилизации хаоса разум всякого учёного должен чётко следовать правилам логики, которые универсальны и в каком-то смысле объективны. Истина это одна и та же сверхчувственная структура, к которой приходят разные умы.


Автор: Виктория Сухомлинова